Проект, он же виртуальный клуб, создан для поддержки
и сочетания двух мировых понятий: Русских и Швеции...
[О Диканском] [Спектакль: Жена Полковника] [Все интервью на Шведской Пальме] [Культура в Швеции]

«Контузия или просто театр»

Владимир Диканский

интервью с Владимиром Диканским

В декабре месяце 2003 г. прошла премьера спектакля «Жена Полковника». Пьеса, поставленная по произведению одного болгарского писателя Христо Бойчева, была представлена в исполнении Театральной группы под названием "Контузия".

Владимир Диканский, один из создателей труппы, режиссер и актер, участвующий в этом спектакле рассказывает о театре в Швеции.


Интервью подготовлено Олианой Лионовской. Шведская Пальма.)

Начало интервью...>

1. 1. 19 января 2003 Шведская Пальма:

Как возникла идея создания такой театральной группы?

1. 2. 19 января 2003 Владимир Диканский:

Идея создания театральной группы родилась в связи с уже имеющейся пьесой Бойчева. Пьеса заинтересовала наличием острых социальных ролей и сложных обстоятельств. А это именно то, над чем театр и работает. Если нет внутренних противоречий – то нет и захватывающего сюжета, то и актерам не над чем работать – что ж тогда раскрывать?!

Пьеса, под названием «Жена Полковника», знакомит нас с главным героем, который переживает сотрясение мозга. Сотрясение мозга по латыни: «контуцио серебрис»...По-русски, созвучное нашему уху – Контузия. Отсюда и получилось название нашей театральной группы. Далеко ходить было не надо: живое и играющее название было сразу же в сюжете нашей постановки.

2. 1 19 января 2003 Шведская Пальма:

На сколько я знаю, труппа состоит из людей различных национальностей. Среди исполнителей есть и русские, и болгары (кто еще?) Хотелось ли этим показать какую-то идеологическую направленность театра?

2. 2. 19 января 2003 Владимир Диканский:

Абсолютно нет. Кстати, хочу заметить, что такое видение нашей труппы наблюдалось у многих, кто посетил наш спектакль. По рецензиям в газетах (ссылки?) сложилось именно такое впечатление, хотя оно и ошибочное. На самом деле, я не хотел раскрывать вопросы и проблемы эмигрантов в этой постановке. То, что скорее хотелось показать, что наша театральная группа имеет многокультурную направленность. Хотелось также раскрыть всю остроту сюжета, сделав его более ярким посредством различных звучаний актеров. Под различными звучаниями я понимаю различные акценты, которые слышались от исполнителей. Эти акценты – это то, что нас отличает друг от друга, неважно швед ты, русский или немец. Живя в Швеции, мы учимся говорить и говорим на шведском. Для нас он так или иначе становится родным языком, поскольку к каждому слову появляются свои ассоциации и каждое слово уже прочувствованно по смыслу, прежде, чем оно уверенно говорится. Если слово не знакомо или смысл его до конца не понят, мы ведь его пытаемся заменить на то, которое по звучанию более близко нашему восприятию. То, что остается индивидуальным каждому – это акцент, который вы также можете различить среди различных людей, исконных носителей этого языка.

3. 1 19 января 2003 Шведская Пальма:

Тогда, как я понимаю, в постановке могли также участвовать и шведы?

3. 2. 19 января 2003 Владимир Диканский:

Да, могли, но так получилось, что собрались именно эти люди, в основном знакомые лица, которых и можно было видеть на сцене театра в Sibyllan.

4. 1 19 января 2003 Шведская Пальма:

Можно ли будет видеть еще постановки в исполнении Контузии?

4. 2. 19 января 2003 Владимир Диканский:

На самом деле, скажу вам, что эта труппа – сезонный проект. Театр в Швеции живет от сезона к сезону. Все, как обычно, упирается в финансирование. Финансирование в Швеции на постановки можно получать, если они представляют из себя нечто новое и раскрывают ранее не затронутые грани. Если в Советском Союзе театр мог позволить себе иметь набранную и фактически неизменную труппу постоянно, то в Швеции система функуционирует немного иначе. Очень сложно поддерживать энтузиазм в людях, если они еще и вынуждены бегать на другие работы, дабы содержать свои семьи. Здесь система получается логичной: есть хорошая и живая идея, которая может окупиться и иметь плоды - она набирает расцвет с помощью полученных ресурсов. И актеры сконцентрированы на пьесе, а режиссер не ломает себе голову, чтобы пытаться их удержать. Все находятся на сцене ради игры. Энтузиазм виден во всех.
Эта система также хороша и для театра: театр не статичен, а находится в постоянном движении и развитии.
Появятся следующие пьесы, достойные постановки их на сцене, и труппу опять можно будет набирать. Может быть это будут те же люди, которые сыграли роли в Жене Главнокомандующего.

5. 1. 19 января 2003 Шведская Пальма:

Можно ли думать, что какая-нибудь пьеса русского автора увидит свет на театральных сценах Стокгольма в ваших постановках?

5. 2. 19 января 2003 Владимир Диканский:

Безусловно. Я вот подумываю над Акуниным «Чайка». Самое важное для меня, чтобы пьеса несла глубину и противоречия, которые можно будет разыграть на сцене. Дело в том, что нынешние произведения русских авторов, да и многие произведения, в целом, приходится полностью переделывать, чтобы можно было их применить к сценическому искусству. А этого не совсем хочется. Многое также в этом смысле упирается в язык, на котором написано произведение. Так например, наши российские современные произведения содержат в себе язык, который зачастую сложно назвать русским. Где вы в классическом русском языке слышали, например, слово «Бэби»? Многие подобные слова просто наполнили русский язык, но я не приверженец подобного развития, если дело доходит о применении такого языка на сцене.

Диканский проработал всю жизнь в качестве Диканского, человека, который меняет между 3 масками. Все маски с улыбками - маски радости. Наиболее радостная выбирается на сегодня.

6. 1. 19 января 2003 Шведская Пальма:

Мне хочется заметить один интересный нюанс, связанный скорее с различием культур. В России поход в театр – это частое явление в жизни людей, которое не воспринимается чем-то сверх экстраординарным. В Швеции, как можно наблюдать, театр играет не такую яркую роль в культурной жизни шведа. Так ли это и чем это можно объяснить?

6. 2. 19 января 2003 Владимир Диканский:

Дело в том, что шведы запуганны еще с детства театром. Все меньше средств вкладывается в детский театр, что напрямую сказывается на его уровне. Люди, получается, поколечены с детства впечатлениями от театра. Взрослый театр уже намного лучше, но тем не менее, пережитое в детстве, видимо зачастую останавливает шведа от похода на то или иное театральное представление. Для шведов поход в театр – это скорее ритуал, заполнение пустоты.

5. 1. 19 января 2003 Шведская Пальма:

Есть ли различия между российским и шведским театром с точки зрения самих постановок?

5. 2. 19 января 2003 Владимир Диканский:

Особых различий, конечно же, нет. Однако, в Швеции – это скорее театр символов, а у нас – это театр метафоры. У нас силу имеет слово, у шведов – контекст, ситуация, действия. Здесь очень развит театр модернизма. Сюда можно отнести театр импровизации и абсурда. В России это не понесло успеха, поскольку был выбран неправильный подход. Театр абсурда – это, когда ситуация абсурдна, а действия человечны. Это представляет смысл, с точки зрения проявления человеческой психологии в каждой конкретной ситуации. В России все переиначили: сделали ситуацию человечной, а действия абсурдными. Получилась путаница, с которой даже актерам было сложно справиться. Однако, сейчас это направление пытаются развить и в России.

6. 1. 19 января 2003 Шведская Пальма:

«Актерам было сложно справиться...» Что же тогда такое - хороший актер?

6. 2. 19 января 2003 Владимир Диканский:

Хороший актер – это в первую очередь человек...Но человек, который любит себя пробовать..С точки зрения психиатрии – это человек свободный и раскованный на сцене. Я вам могу сказать и как актер и как режиссер, что так или иначе полной раскованности на сцене не достигнешь. Однако, можно концентрироваться не на этом во время игры, а на мимике других актеров, на их жестах, на раскрытие чего-то нового в игре..Хороший актер не занят только самим собой. Например, театр для меня, как для актера – это возможность ограничивать себя новыми рамками. Мертвый человек себя ничем не ограничит. (В театре я живу. – может убрать предложение.)
В театре есть свобода. Свобода в том смысле, что мы можем выбрать, что убрать и что оставить в той же самой своей игре..Новые препятствия вводят в азарт. Каждый раз сыграешь по-разному. И вот это интересно. Поэтому хороший актер, это абсолютно открытый человек, который любопытный, интересуется самим собой и конечно же имеет профессиональные навыки. Самое важное во всем этом, что он также и щедрый. Не будь щедрости – не было бы столько самоотдачи на сцене. Играть ради игры, а не ради публики – вот, что важно. Но публика нужна – это вода в море, а то как плавать?!

5. 1. 19 января 2003 Шведская Пальма:

Хотели бы вы создать свое направление в театре и как бы вы его охарактеризовали?

5. 2. 19 января 2003 Владимир Диканский:

Да, хотел бы. Охарактеризовал бы я его – театр пятой стены. Есть четыре стены – справа, слева, сцена и четвертая – между актером и публикой. Пятая – за публикой, и вот на ней и надо фокусироваться. Пятая стена – это та грань, куда актер, хороший актер, не должен отпустить зрителя. Создать такую игру, чтобы зритель не мог отвернуться и убежать туда. Чтобы мир на мгновенье ограничился пьесой.
Если говорить в целом о какой-то методике, используемой в моем желаемом направлении театра, то я бы сказал словами Мольера: «Все, что хорошо, то мое». Т.е., то, что я считаю подходящим для живущего театра, я бы взял.

6. 1. 19 января 2003 Шведская Пальма:

Театр будущего. Каким вы его видите?

6. 2. 19 января 2003 Владимир Диканский:

Тетр будущего – это натуралистический театр, где все вертится вокруг сюжета пьесы и игры актеров. Театр без никакой рекламы, но все хотят туда пойти. Театр будущего не ложится в структуру потребительского мира, он может быть даже и запрещен, и вынужден быть скрытым. Но он живет.

< ...конец


О Диканском:

Учился в высшей театральной школе им. Товстоногого на актера и режиссера.

Закончил музыкальную консерваторию Санкт-Петербурга.

Участие во множестве представлений в России.

1990 год - начало театральной деятельности в Швеции.

Театр:

- Parkteatern, "Lax, lax lerbak". Актер и музыкант.

- Judiska Teatern, "Processen mot Gud". Актер и музыкант.

- Riksteatern Shikasta, "Tusen och en natt". Актер, композитор и ответственный за музыкальное оформление.

- Shikasta, "Tehuset". Актер и музыкант. 1993-94

- Shikasta, "I skuggan av Gud". Главная роль. 1994

- Shikasta, "Offret". Музыкант. 1994

- Shikasta, "Natthärbärget". Актер. 1995

- Собственное представление, "Ackompanjatören". Режиссер, участие, музыка. 1995

- Собственное представление, "Tuppen hade knappt hunnit gala". Режиссер, участие, музыка. 1996

- Skaraborgs länsteater, "Hjälten på den gröna ön". Актер. 1997.

- Teater Pelikanen, Norrköping, "Vasilissa" - детское представление. Режиссер. 1999

- "Björnen". Актер. 1999

- Byteatern, Kalmar, "Playback". Весна. 2001

Кинематограф:

- Роль в фильме Бэкмана (Beckman) "Mannen med ikonerna", 1997

- Главная роль в видео сериале для детей начальной школы Коммуны Botkyrka, "Siggers Magiska verkstad", 1998

- Роль в серии "St. Michael", SVT. 1998

- Участие в "Hassel - Förgörarna". 2000

- Роль в фильме "Hjärta av sten". 2000

- Sergej в сериале от TV5 "Brottsvåg". 2000

- Роль в норвежском фильме "Kosmonaut". 2000 Фильм номинировался на кинофестивале в Венеции 2001.

på svenska
Русско-Шведский словарь для мобильного телефона и планшета. 115 тыс слов

В Стокгольме:

18:33 24 февраля 2017 г.

Курсы валют:

1 EUR = 9,134 SEK
1 RUB = 0,1355 SEK
1 USD = 8,6625 SEK
Creeper
Рейтинг@Mail.ru


Яндекс.Метрика
© Swedish Palm