Проект, он же виртуальный клуб, создан для поддержки
и сочетания двух мировых понятий: Русских и Швеции...
Шведская Пальма > Информация > Культура > Публицистика. > Институт против взяточничества – Орган для России?

Институт против взяточничества – Орган для России?

Что рассматривается как более серьезное преступление: дача взятки или ее получение? До визита в стокгольмский Институт против взяток я как-то не задумывался над этим вопросом. Оказалось, что дача взятки – это менее серьезное правонарушение, нежели ее получение. Взяточничество в Швеции, как и во многих государствах, является уголовно наказуемым деянием. Так вот, за дачу взятки по закону предусмотрено наказание в виде штрафов или тюремного заключения сроком до 2 лет. В то время, как за получение взятки в особо серьезных случаях можно «схлопотать» от шести месяцев до шести лет. Но по порядку…

В середине 1999 года в Швеции вспыхнул скандал: тогдашний министр финансов Эрик Осбринк злоупотребил своим служебным положением. В чем же состояло прегрешение министра? По нашим российским меркам в сущем пустяке: он вне очереди получил квартиру в престижном стокгольмском районе. Тут и мелькнуло в газете название Института против взяток. А почему? Потому что министра заподозрили в даче взятки с тем, чтобы ускорить процесс получения жилплощади.

Ведь в очередь за получением квартиры в Стокгольме стоят десятки тысяч человек и для того, чтобы занять стандартную трехкомнатную квартиру с арендной платой тысяч шесть в месяц, нужно дожидаться лет 13-14. Осбринк же въехал в четырехкомнатную квартиру площадью 90 квадратных метров на улице Хорнсбрюксгатан чуть ли не сразу после того, как был поставлен на очередь. Вот газеты и подняли шум: мало того, что использовал свое высокое служебное положение, так еще, наверное, и «подмазал» кого надо, чтобы ускорить процесс. В эти именно дни я, тогда – студент Стокгольмского университета и внештатный корреспондент латвийской газеты «Час» – и обратил внимание на мелькнувшее в одной из газет название – Институт против взяток (ИММ). Для меня человека с российским менталитетом, получение чиновником квартиры на более выгодных условиях, чем простым смертным не показалось столь зазорным, как многим его соотечественникам.

Помню, чтобы выяснить роль этого учреждения в решении такого рода проблем, я связался с его секретарем Турбьерном Линде, который охотно ответил на мои вопросы. «Наш институт был основан в 1923 году, – сообщил Т.Линде, кандидат юридических наук, - и до сих пор не имеет аналогов в мире. Необходимость в таком учреждении возникла перед Первой мировой войной, когда шведскую экономику стала разъедать ржавчина коррупции. Примечательно, что институт был создан по инициативе тех, кто играл весьма активную роль в бизнесе, экономической жизни страны – Стокгольмской торговой палатой, Шведским промышленным союзом, Объединением шведских предпринимателей и Объединением шведских торговцев».

И в этом была своя логика: бизнесмены сами учуяли, что коррупция нарушает нормальные экономические взаимоотношения и, в конечном счете, оборачивается для многих лиц, занятых в сфере бизнеса ли, торговли, да и обычной жизни злом. А отнюдь не благом. Показал мне Т.Линде и Устав института, которым руководит правление в составе максимум десяти человек. Текущая деятельность направляется председателем правления и секретарем. Организации, разделяющие цели института – т.н.поддерживающие организации обладают консультативным статусом и принимают участие в текущей деятельности института, входя в его Совет. А каковы цели института?

Цели и задачи института определены в его Уставе: «Задача института состоит в том, чтобы в духе добрых обычаев влиять на принятие решений в экономике и обществе в целом и попытаться противодействовать использованию взяток и других неуместных привилегий как средства оказания такого влияния».

Что и говорить, цели благородные. Но как их достичь, что может в этом плане сделать институт? И эти моменты учтены и отражены в Уставе. Эти цели достигаются путем распространения информации о законодательстве и правовой практике, предоставления справок и разъяснений на запрос или по собственной инициативе.

Интересно, что по шведскому законодательству взяточничество подразделяется на подкуп в госсекторе и частном секторе. При этом случаи взяточничества и подкупа в госсекторе считаются в Швеции более серьезным правонарушением. При подозрении случаев взяточничества или подкупа в госсекторе эти случаи подпадают под общее обвинение. Это означает, что общественный обвинитель обязан выдвигать обвинение против подозреваемого взяточника или взяткодателя в суде. Если же взяткополучатель занят в частном секторе, то случаи взятки или подкупа могут передаваться в суд главой учреждения, где работает лицо, взявшее взятку.

Кстати, заметил Т.Линде, случаи злоупотреблений и взяточничества легче раскрывать в госсекторе, что связано с действующим в Швеции принципом гласности, или, говоря иначе, правом на доступ всех граждан Швеции, а также и проживающих в стране иностранцев изучать общественные документы, хранящиеся в архивах госучреждений, кроме тех документов, которые засекречены и имеют отношение к безопасности страны. Но понятно, что ресторанные чеки, чеки оплаты такси, проездные билеты и прочее не принадлежат к такого рода документам.

Но где граница, отличающая, скажем, взятку от подарка? В ответ на мой вопрос Т.Линде протянул мне брошюрку с длинным названием: «Руководящие этические правила предоставления привилегий, способствующих установлению контактов в деловой жизни». Выпущена она институтом против взяток.

В ней четко, по пунктам, перечислено, какие привилегии уместны, какие - нет. К первой, категории, относится, например, организация бизнес-ланчей, оказание знаков внимания сотрудников в дни их рождения, свадеб или при болезни с условием, что такие знаки внимания носят умеренный характер Значительно более обширен список неуместных привилегий. Тут и вручение наличных денег, ценных бумаг, кредитных карточек, и предоставление ссуд на особо благоприятных условиях, льгот при покупке недвижимости. Неуместными привилегиями считаются и так называемые «кикбэкс», то есть деньги, которые какая-либо кампания выплачивает определенному лицу, чтобы заручиться его положительным отзывом при выборе этой компании среди других в качестве партнера по сделке. Предоставление служебного автомобиля, лодки, или же дачи для личного пользования, полностью или частично оплаченных отпусков или поездок развлекательного характера тоже рассматриваются как неуместные привилегии. Здесь стоит заметить, что государственные чиновники в Швеции относятся к достаточно высокооплачиваемому слою населения, и подобные привилегии, безусловно, рассматривались бы как излишество. Не говоря уже о том факте, что в Швеции существует высококачественная и при этом бесплатная система социального обслуживании, к которой в равной степени имеют доступ и государственные чиновники, и простые смертные граждане.

В брошюрке перечислены и критерии, которыми необходимо руководствоваться при определении того, является ли привилегия уместной или нет. Первое и главное требование – абсолютная гласность, означающая, что о каждом случае получения привилегии следует ставить в известность начальство, которое и решает, правомочная оная или нет. Кроме того, любая привилегия должна быть умеренной и соразмерной ответной экономической услуге.

Безусловно, в борьбе со взяточничеством есть масса проблем, связанных, скажем, с трудностями уличения как взяткодателя, так и мздоимца. Весьма непросто определить и умеренность привилегии. Поэтому многое в борьбе с коррупцией и взяточничеством связано именно с этическими аспектами и нормами, с воспитанием у граждан здорового и осознанного отношения к этим вопросам. В чем и состоит, по словам Т.Линде, одна из главных задач Института против взяток.

В своей деятельности институт руководствуется и сводом этических норм «Вымогательство и взяточничество в международных деловых операциях», одобренным Всемирной торговой палатой в 1996 году. Это и естественно, ведь коррупция - явление международное. «Наша информационная деятельность распространяется на деловые контакты шведских фирм с зарубежными партнерами, - заметил мой тогдашний собеседник.- В том числе, и в России, где проблема коррупции, насколько мне известно, одна из самых острых. И если ею будет затронут шведский бизнес, то это нанесет экономический ущерб интересам и нашей страны».

А как, собственно, проводится эта самая информационная деятельность, откуда институт получает соответствующие сигналы? В ответ на этот вопрос Т,Линде молча кивнул на телефонную трубку. И улыбнувшись, пояснил: «Все очень просто: люди звонят к нам по телефону, чтобы проконсультироваться, является ли то или иное подношение взяткой или подарком. И получают от нас разъяснения в устной или письменной форме».

Еще один источник информации - публикации газет , регулярно поступающих в институт. Т.Линде извлек с полки две толстенные папки с газетными вырезками, среди которых я увидел и фото премьер-министра Швеции Йорана Перссона, принимавшего поздравления по случаю своего 50-летия. Вокруг этих презентов тоже шли дискуссии в печати. А как определишь, были эти подарки умеренными или не вполне, можно было их рассматривать, как инструмент воздействия на главу правительства в корыстных целях или нет? Ведь не полезешь же в квартиру главы кабинета министров разворачивать эти аккуратно упакованные в красочную подарочную бумагу свертки-сюрпризы…

«Что верно, то верно, – согласился Т.Линде, – подчас весьма трудно изобличить взяточника. Да и вообще эти вопросы бывают очень и очень деликатными. Поэтому главный упор мы делаем на воспитательно-разъяснительную работу. Ее ведем и через прессу, давая интервью, публикуя заключения по тому или иному случаю, вызвавшему широкий общественный резонанс».

Любопытно, что финансирование института осуществляется за счет членских взносов, где основную «долю» вносят четыре главных учредителя, а также поддерживающие организации. Это позволяет институту выпускать брошюры и реализовывать их. Удивительно было услышать от Т.Линде, который на момент нашей встречи являлся и заместителем председателя Стокгольмской торговой палаты, что за свою работу в институте зарплаты он не получает, равно как и другие члены правления. Этакая «общественная нагрузка» по-шведски…

А в печати появляются истории, связанные отнюдь не только с высокопоставленными лицами. Т.Линде рассказал мне, как однажды Верховный суд Швеции вынес определение по одному вовсе незначительному, казалось бы, случаю: некто приобрел конторские товары для учреждения на сумму 298 крон, получив при этом скидку, но использовал их в личных целях. В итоге разбирательства суд признал эти действия, как преступные, как случай злоупотребления именем фирмы для получения скидки, и приговорил обвиняемого к денежному штрафу.

Кому-то этот случай может показаться смехотворным по сравнению с огромными суммами, получаемых в виде взяток лихоимцами, так сказать, высшего ранга. Но такова уж шведская ментальность, не делающая разницы между высокопоставленным лицом и рядовым гражданином «Свеном Свенссоном». Для всех существуют единые правила игры, единый уровень сервиса, все имеют право пользоваться общественными благами в равной мере. И в Швеции все граждане равны перед законом. А это напрямую связано с низким уровнем коррупции в этой скандинавской стране.

О чем я еще раз подумал, познакомившись с книгой доктора исторических наук РАН Ольги Чернышевой, известного ученого-скандинависта, автора более ста монографий о Швеции и других северных странах. Книга, которая направлена в набор, называется «Шведы и русские: образ соседа». И в ней читатель может найти много поучительного для современной России, хотя маститый автор ограничилась временным отрезком Х1Х-начало ХХ веков: всего разом ведь не охватишь. Книга читается, как бестселлер еще и потому, что автор приводит мнение о нашем северном соседе таких знаменитых наших соотечественников, как Софья Ковалевская, А.Куприн, Ф.Булгарин, В.Жуковский и др. Так вот: среди прочих многих замечательных качеств шведов все наши соотечественники прошлого выделяли такую национальную черту шведского народа, как законопослушание. И честность. Известный русский журналист и писатель Фаддей Булгарин, посетивший Швецию в конце 1830-х годов, писал в своих записках «Летняя прогулка по Финляндии и Швеции в 1838 году» :»Каждый швед убежден душевно в том, что национальными чертами его характера должны быть честность, верность в слове, и священное уважение к законам отечества… Вообще я утверждаю, что самый нравственный и самый просвещенный народ в мире, в массе: шведы!».

Немало интересных наблюдений о природе шведского характера содержится в путевых записках «Поездка в Делакарлию» известного в свое время писателя Евгения Маркова: «Честны и законны скандинавы, - писал, в частности, он, - не потому, что они по натуре своей были великодушнее и справедливее нас, русских, а потому, главным образом, что их воспитывает в привычках честности и законности строго соблюдаемый закон, одинаково обязательный здесь для богатого и бедного, для власть имущего и простого смертного». Общий вывод всех русских, побывавших в разные годы в Швеции: закон сделал шведов честными. А известно, что строгое соблюдение Закона само по себе исключает коррупцию.

И это с учетом того, что помимо прочего в Швеции в отличие, скажем, от России, где еще во времена Гоголя брали «борзыми щенками», глубоких традиций взяточничества не существует. Но даже несмотря на то, что подавляющее большинство шведов обладает таким завидным качеством, как законопослушание, в этой скандинавской стране предпочитают «бить в набат» не тогда, когда пожар уже полыхает, а заблаговременно, чтобы предотвратить саму возможность появления пламени.

Ведь и Институт против взяток, напомню, был создан не государством, не по решению парламента, или правительства, а теми, кто работая в сфере экономики, расценил возникновение коррупции, как серьезную угрозу не только набиравшему силу отечественному предпринимательству, но и всему шведскому обществу.

«Наша главная задача – предостерегать людей от неправильных действий, бороться за чистоту общества», – заключил нашу беседу Турбьерн Линде.

© Николай Вуколов, специально для ГУ ВШЭ

Статья перепечатана с любезного разрешения автора.

Правила публикации статей на "Шведской Пальме".


Обсуждение на форуме

på svenska

В Стокгольме:

22:24 25 апреля 2017 г.

Курсы валют:

1 EUR = 9,2812 SEK
1 RUB = 0,1384 SEK
1 USD = 8,5421 SEK
Creeper
Рейтинг@Mail.ru


Яндекс.Метрика
© Шведская Пальма