Проект, он же виртуальный клуб, создан для поддержки
и сочетания двух мировых понятий: Русских и Швеции...
Шведская Пальма > Информация > Культура > Библиотека > Шведское общество и экономика > ТВ-репортаж решает исход парламентских выборов 2002г. в Швеции

ТВ-репортаж решает исход парламентских выборов 2002г. в Швеции?

Политический статус-кво и скрытая камера
Янне Йозефссона.

Елена Дегтерева

10 сентября 2002 года, за неделю до парламентских выборов в Швеции, в вечерний прайм-тайм Шведского государственного телевидения SVT, буквально «разорвалась бомба». В сюжете «Вальстугор» («Valstugor») несколько уважаемых политиков весьма негативно высказались о местных иммигрантах. Эта тема в политических дискуссиях страны рассматривается как табу и подобные заявления в эфире были равносильны политическому самоубийству. Как выяснилось, съемка велось скрытой камерой. В дискуссиях, развернувшихся в дальнейшем в Шведских СМИ, доминировало две темы: как репортаж Янне Йозефссона (Janne Josefsson) и его коллег повлиял на исход выборов, и насколько этично использование скрытой камеры. Статья содержит оценку политического статус-кво в Швеции до выборов 2002, включая взгляд основных политических партий на иммиграционную политику, а также исследует роль репортажа Янне Йозефссона в изменении результатов выборов.

Политические партии Швеции и результаты последних выборов.

Парламентские выборы 15 сентября 2002г. в Швеции завершились победой Социал-демократической рабочей партии (SAP). В очередной раз, обойдя своих главных противников – консерваторов, именующих себя Умеренной коалиционной партией, или «модераторами» (M), социал-демократы заняли в Риксдаге (шведском парламенте), 144 места из 349, после того, как набрали 40% голосов. Консерваторам, в свою очередь, отдали свои голоса только 15,1% избирателей, что позволило им претендовать лишь на 55 парламентских мест. Важно заметить, что, хотя правительство Швеции формирует партия, получившая большинство голосов на всеобщих выборах, и, соответственно, мест в Риксдаге, большинство это может быть и относительным. По этой причине победитель вынужден искать нужного партнера или партнеров среди других партий. Таким образом возникают комбинации партий, которые составляют стабильный баланс политических сил в Швеции. До выборов 2002 года он распределялся примерно таким образом:


Левые Правые



SAP (Socialdemokratiska arbetarepartiet) – Социал-демократическая партия
М (Moderata samlingspartiet) – Умеренная коалиционная партия
Vp (Vänsterpartiet) – Левая партия – (бывшая Коммунистическая )
KD (Kristdemokratiska samhälls partiet) – Христианско-демократическая партия
С (Centerpartiet) – партия Центра – (бывшая Сельскохозяйственная партия)
FpL (Folkpartiet liberalerna ) – Народная партия
MP (Miljöpartiet de Gröna) -- Экологическая партия «зеленых»


Стоит заметить, что победа социал-демократов в Швеции в какой-то мере сломила сложившуюся в Европе тенденцию их неудач: на выборах в мае 2001г. в Италии, ноябре 2001г. в Дании, мае 2002г. во Франции и июне 2002г. в Голландии, социалисты уступили партиям консервативного направления. Однако, в Швеции, с точки зрения обывателя, победа SAP неожиданной не оказалась: эта партия удерживала власть в стране, начиная с 1932 года (за исключением 1976-1982 и 1991-1994 г.г., когда она проиграла «модераторам»), и в силу этого, оказала значительное влияние на развитие шведского общества. Именно по этой причине оппозиция нередко называла свою страну «однопартийной».

Основой побед социал-демократов считается их союз с мощным и влиятельным профсоюзным движением – Центральным объединением профсоюзов Швеции (LO), насчитывающем более двух миллионов человек. В 1930-1950 годы главной задачей SAP и профсоюзов было строительство так называемого «народного дома» – общества всеобщего благосостояния, позже они стали пытаться приспособить свое творение к условиям нового, более жесткого времени. (1) Как было точно подмечено в одном из эфиров Радио Швеция, «… председатель SAP, премьер-министр Швеции, Йоран Перссон (Göran Persson), скакал на выборы на двух конях: первого звали: «Социал-демократы вывели Швецию из экономического кризиса», второго – «Без них Швецию ждет новый кризис», и под шестью знаменами: тремя старыми, на которых начертано: «Солидарность, Равенство, Братство», и новыми, на которых: «Рыночная Экономика, Экологическое мышление, Феминизм». Что до новой программы социал-демократов 2002 года, то там написано, что партия признает рыночную экономику, но не капитализм и главное для социал-демократов, правящих на сегодняшний день – не то, кто чем владеет, а чтобы все шло нормально...» (2) Выступая за умеренные реформы, социал-демократы традиционно находили поддержку у тех слоев населения, которые настроены на стабильность. В стране до сих пор существует такое понятие, как «серый социал-демократ», по шведски -- «gråsosse» -- не член партии, не убежденный «sosse», а, хотя и критикующий, но все равно лояльный, и, в конце концов, отдающий свой голос за SAP. Налицо некий политический парадокс: не желающие резких перемен в своем «Королевстве благоденствия» шведы, по принципу «лучше синица в руках, чем журавль в небе», предпочитают защищать свою собственную систему безопасности, нежели выбирать, к примеру, снижение налогов, обещанное буржуазными партиями.

За противников SAP – шведских консерваторов -- Умеренную коалиционную партию (М) -- вторую по величине политическую силу в стране после социал-демократов, голосуют, в основном, те, кого не пугают радикальные перемены. Шведские «умеренные» выступают за снижение налогов и уменьшение государственного вмешательства в экономику. В этом с ними солидаризируется Шведский союз работодателей (SAF), главный оппонент профсоюзов на рынке труда.

Помимо умеренно-консервативных, к лагерю буржуазных партий относятся некогда популярные либералы (FpL), и имеющие стабильную избирательную базу христианские демократы (КD). В центре удерживают свои позиции несколько ослабевшие аграрии (С). На левом фланге расположились бывшие коммунисты, в свое время переименовавшиеся в Левую партию (Vp), которые пользуются популярностью у тех, кто выступает против резких экономических и социальных изменений, происходящими в шведском обществе, а также быстрого сближения Швеции с Евросоюзом (EU). К левым с некоторой натяжкой причисляют и «зеленых» -- партию охраны окружающей среды, (МР), преодолевшую четырехпроцентный барьер (именно столько голосов надо набрать на выборах, чтобы получить представительство в шведском парламенте).

Подведя черту под вышесказанным, можно сделать вывод, что правые выступают сторонниками в большей степени, частных, индивидуализированных решений, когда как левые являются сторонниками решений под руководством общества (социально ориентированных) и защиты политики всеобщего благосостояния и социального сплочения. (3) Если проследить пристрастия шведского электората, то за последние годы они имели такую динамику:



Из графика видно, что SAP на последних выборах увеличила количество голосов до 40%, по сравнению с предыдущими выборами 1998 года, когда ей удалось набрать только 36.6% Хотя, и эти 40% явились не самым лучшим результатом за последние десятилетия. Оппозиция, и в первую очередь, М, напротив, потерпела крах, потеряв почти треть своих избирателей (с 22,5% отметка опустилась до 15,1%). Интересно, что предварительные опросы, которые проводились институтами ТЕМО и SKOP, соответственно, за полгода и за две недели до выборов, выявили тенденцию снижения доверия избирателей к правящей коалиции. Если в начале весны 2002 года социал-демократов вместе с левыми и зелеными поддерживало 57,5%, в то время, как их политических оппонентов только 40%, то накануне выборов расстановка политических сил претерпела существенные изменения: буржуазная коалиция, по предварительным опросам, пользовалась поддержкой уже 47,7% избирателей, а отдать свои голоса за социал-демократов на выборах готовы были лишь 45%. (2) Так что же повлияло на изменение настроения избирателей и результаты выборов?



Иммиграционная политика Швеции и отношение шведов к иммигрантам.

Довольно большая по площади, 449,964 тыс. квадратных километров, Швеция, имеет относительно небольшую численность населения – около 9 млн. человек. Из них примерно 10% -- выходцы из других стран. В первые десятилетия минувшего века население страны было весьма однородным, массовый приток иммигрантов начался сюда во время Второй мировой войны и продолжился после ее окончания. Швеция, следуя своей гуманистической доктрине, принимала беженцев из других стран, в связи с политическими кризисами, которые там происходили. (5)

Таким образом, среди приехавших сюда на ПМЖ, можно выделить несколько крупных этнических групп. В годы второй мировой войны в Швецию переселились 122 тыс. финнов, датчан и норвежцев, которые спасались от военных действий и голода. Две другие группы -- 35 тыс. и 45 тыс. соответственно, прибалтов и этнически неоднородных бывших пленных немецких концлагерей. Политические события в Венгрии в 1956-ом и в Чехословакии в 1968-ом годах повлекли за собой волну иммиграции из этих стран. Конец 1960-х в Швеции был отмечен массовой иммиграцией поляков. Три волны беженцев из Югославии в 1950, 1960 и 1990-е годы осели в Швеции - всего около 93-х тысяч человек. 5 тыс. греков бежали сюда от хунты с 1967-го до 1974-го года. После военного переворота в Чили, в 1973 году, 25 тысяч чилийцев получили шведское убежище. 40 тысяч иранцев после революции 1979-го года, 25 тысяч иракцев, 20 тысяч курдов и 20 тысяч сирийцев и ассирийцев, 11 тысяч эритреанцев, 13 тысяч палестинцев, 9 тысяч сомалийцев - все они приехали в Швецию, скрываясь от войн и беспорядков в своих странах. Кроме беженцев, получающих в Швеции политическое убежище, есть и другие группы эмигрантов, например, лица, приезжающие сюда по праву восстановления их семей и жители других стран Евросоюза, переехавшие в Швецию жить. В 2002 году постоянный вид на жительство был предоставлен 44,5тыс. иностранцев. Беженцев среди них оказалось почти 7 тыс. 24,5 тыс. - родственники постоянно проживающих в Швеции граждан. Если посмотреть на этническую принадлежность этих людей, то наибольшее количество иммигрантов приехало из Ирака, федеративной республики Югославия, Боснии и Герцеговины, Ирана и Сомали, Германии, Великобритании.

Если говорить о значении притока иммигрантов для Швеции, то оно достаточно велико -- стране с развитой экономикой необходимы рабочие руки, тем более, что рождаемость здесь довольно низкая и нация постепенно переходит в разряд стареющих. Прием иммигрантов мотивирован и соображениями внешней политики – традиционно нейтральная страна, Швеция, не может оставаться безучастной к событиям, происходящим в мире: войнам, конфликтам, природным катаклизмам.

Тем не менее, современную политику Швеции в отношении иммигрантов либеральной назвать нельзя. Убежище в Швеции может быть предоставлено только тем, кто в своей стране преследуется по расовым, национальным, политическим, религиозным причинам и лишь в том случае, если его жизнь подвергается угрозе, при возвращении на родину. В отличие от других стран Евросоюза, в Швеции отсутствует закон, разрешающий иммиграцию евреев и также профессиональную иммиграцию.

По официальной статистике, в 2000 году попросили убежища 1241 человек из стран бывшего Советского Союза и только 30 (2,5%) получили положительный ответ на свои ходатайства.

Если говорить об официальной политике шведского государства в отношении иммигрантов, то в ней декларируются принципы равенства в правах и обязанностях между иммигрантами и коренным населением, свобода культурного выбора иммигрантов, а также взаимное уважение. Эти лозунги открыто провозглашаются в обществе и практически все партии в своих программах заявляют о терпимости к иммигрантам и своей мультикультурной направленности. Типичный пример -- позиция Либеральной партии (FpL) в отношении иммигрантов: «…FpL выступала и выступает за солидарность с уязвимыми группами людей где бы они ни жили в мире… Именно по инициативе FpL Швеция сделала многое, чтобы помочь беженцам, спасающимся от войны на Балканах…Одна из наших наиболее важных задач сегодня – борьба за новую, человечную политику беженца для Швеции и Евросоюза. Мы работаем для мира с открытыми границами, где демократия и права человека являются величиной, которая управляет связью между индивидуумами и странами…». (6)

Однако, в реальности интеграция иммигрантов в шведское общество довольно сложна. По мнению группы ученых, развернувших дискуссию на страницах одной из независимых и наиболее уважаемых в Швеции газет «Дагенс Нюхетер» («Dagens Nyheter», DN ), беженцы, получающие в Швеции вид на жительство, практически составляют нечто вроде низшего класса в шведском обществе. Основная проблема - отсутствие работы. Если люди, переселяющиеся в Швецию из западных стран, живут примерно на том же уровне достатка, что и урожденные шведы, то финансовое положение осевших здесь некоторых групп беженцев намного хуже. Часть бедных семей (по шведским понятиям) среди беженцев из бывшей Югославии, Африки и Польши примерно в несколько раз больше, чем среди урожденных шведов. Авторы статьи утверждают, что к беженцам государство относится хуже, чем к остальным жителям: у себя на родине их преследовали, а в Швеции их подвергают жесткой проверке во время рассмотрения их дел и права на убежище в этой стране. В случае же позитивного решения вопроса, им все равно предстоит существование в гораздо более худшей экономической ситуации, чем шведам или иммигрантам из богатых стран. Это не что иное, как дискриминация, - пишут ученые, оценивая государственную политику интеграции беженцев в шведское общество как потерпевшую неудачу. (7)

У прибывших в Швецию на постоянное место жительства (ПМЖ) часто возникают сложности при устройстве на работу. Даже при наличии высшего образования ( в том числе, полученного в Швеции), иммигранту с нешведской фамилией весьма тяжело занять свою нишу на рынке труда. (3)

Таким образом, основным источником средств к существованию большей части неработающих иммигрантов в Швеции становятся пособия по безработице: в стране весьма хорошо развита система социальных выплат и льгот. Экономическая защищенность приезжим гарантирована сразу после того, как они получают вид на жительство. Финансирование социальной политики ведется из государственных и местных налогов, поступлений от предпринимателей, доходов по процентам с государственных бумаг и вычетов из капитала различных фондов. Налоги здесь составляют 53% валового национального дохода страны – больше, чем где-либо в мире. У среднестатистического шведа на налоги уходит не менее 30% заработка, а более обеспеченная часть населения перечисляет до 50% и более. Кроме того, налогообложению подлежат недвижимость, собственность, личный транспорт и пр. Реализация принципа всеобщего благосостояния стала возможной благодаря созданию государственного сектора экономики такого размера, что занятость в нем достигла 1/3 самодеятельного населения, а доля социальных расходов в ВВП – более 30%. (4) Тем не менее, за последние 20 лет Швеция по уровню национального дохода на душу населения ( по данным OECD) переместилась в «мировой лиге» с 3-го на 18-е место. То есть, благосостояние нации заметно снизилось, что не могло не сказаться на экономическом благополучии детей и молодежи, выделении ресурсов на образование, рождаемости и т.д. Все вышесказанное в какой-то мере объясняет, почему иммигранты, получившие вид на жительство в Швеции, сталкиваются с проблемой неприятия и негативного отношения со стороны коренного населения Швеции – на их адаптацию в шведском обществе тратятся значительные ресурсы. Это подтверждает и статистика: институт общественного мнения в Гетеборге "СОМ" выявил, что число респондентов, не желающих приема беженцев в таком количестве, как это делается сейчас, за последний год увеличилось с 44% до 50%. Таким образом, в Швеции, как и в других странах Европы, вопрос об отношении к иммигрантам является весьма сложным.


Освещение проблемы иммигрантов в СМИ или как может один репортаж повлиять на ход предвыборной борьбы?

За несколько недель до выборов в Риксдаг лидер FpL, Ларс Лейнборг (Lars Lejenborg), обратился к иммигрантам с призывом уделять больше внимания изучению шведского языка и предложил ввести для них обязательный экзамен при получении гражданства. FpL ранее всегда отличалась особым либерализмом в отношении иммигрантов, но выступление Ларса Лейенборга вызвало неоднозначную реакцию в обществе: так открыто высказывать свое недовольство иммигрантами у шведских политиков не принято, поскольку даже малейшее подозрение в расизме способно безнадежно испортить деловую репутацию. Тем не менее, накануне выборов FpL не побоялась высказать предложение, которое могло быть истолковано как анти-иммиграционное. Инициатива FpL горячо обсуждалась в прессе и среди населения Однако, не это стало самой скандальной темой накануне выборов. 10 сентября 2002 года Шведское государственное телевидение SVT выпустило в эфир программу известного журналиста Янне Йозефссона «Valstugor». (8) С экранов, прямо в камеру, представители двух основных партий -- Социал- демократической и Умеренно-консервативной, не стесняясь в выражениях, высказывали весьма нелицеприятные мнения об иммигрантах, прямо противоречащие тому, что провозглашалось ими ранее с высоких трибун. Что же подтолкнуло социал-демократов и «модераторов» на такую откровенность? Дело в том,что группа журналистов, которая работала над этим репортажем, использовала скрытые камеры. По словам самого Янне Йозефссона, цель его была -- выяснить, как в действительности обстоят дела с таким важнейшим вопросом выборов, как иммиграционная политика. С этим он послал своих репортеров на агитационные участки, которые в Швеции так и называются, «valstugor» ( внешне они похожи на деревянные домики, которые накануне выборов в Швеции устанавливают в людных местах). (9) Репортеры ходили со скрытыми камерами и спрашивали агитаторов о том, как последние относятся к иммигрантам, нередко провоцируя интервьюируемых на негативные высказывания. Агитаторы от партий при этом не только соглашались с расистскими высказываниями, но часто и сами говорили об иммигрантах нелестным образом. Так, политик от консерваторов, Кристер Эйве, (Christer Ewe) высказал буквально следующее: «… мусульмане способны очень сильно размножаться, используя шведскую систему поддержки рождаемости…» (10)

Репортаж Йозефссона, показанный накануне выборов, произвел большой резонанс в шведском обществе. Вот как прокомментировали произошедшее шведские журналисты:

«… никто не ожидал услышать с экрана то, что повсюду говорят на кухне, но в силу политической корректности, не решаются произнести вслух, хотя все или большинство именно так и думает…. было неожиданным то, что так, оказывается, считает не только среднестатистический Свенссон, но и партийные агитаторы, сидящие вот в этих самых "«Valstugor» …» -- так отозвалась о репортаже Ирина Макридова, русская журналистка, уже более двадцати лет живущая в Стокгольме и работающая в Русской службе «Радио Швеция».

« … я думаю, что репортаж Янне скорее подтвердил представления рядовых избирателей, что политики врут про иммигрантов. Перед открытой камерой они говорили совсем другим языком - поддерживая официальные линии партии о терпимости к иммигрантам, публично употребляя красивую риторику, а на деле думая совсем по-другому. Здесь же они высказывали мнения, которые их партии публично отвергают.» Такую точку зрения высказал журналист SVT, Пер Энеруд (Per Enerud).

А вот что заявил в своем интервью корреспондент SVT в Москве, Берт Сундстрем (Bert Sundstrоm): «… эффект, который произвел репортаж, был очень сильным. На следующий день были очень большие дебаты в газетах, в обществе, среди политиков. Не любящие иммигрантов люди, а также консерваторы, сказали: да, в репортаже много правды… важно то, что политики высказывались об иммигрантах в общественном месте, а не у себя дома и они не имели права так говорить. Репортаж фактически представил их как несерьезных политиков, расистов, у которых есть два лица – официальное и неофициальное, то есть, истинное…»

Не меньшие споры разгорелись и по поводу метода, которым действовал Янне Йозефссон с коллегами -- съемки скрытой камерой. Корректно или некорректно для уважающего себя журналиста использовать такой способ? Мнения разошлись. Вот что отмечали в связи с этим журналисты, работающие на телефоне «горячей линии» газеты «Дагенс Нюхетер» «… по поводу сюжета Янне Йозефссона поступает огромное количество звонков разного рода. Одни люди поражены двойной моралью политиков, а другие называют метод Йозефссона – выдать себя за расиста и пойти со скрытой камерой -- сомнительным…» (11) Тележурналист Ларс Адактуссон (Lars Adaktusson), выступил со страниц этой газеты с большой обличительной статьей, направленной против использования скрытых камер, назвав их буквально «… эффективным средством для показа шоу…». (12) Вторая в по тиражам в Швеции, после «Дагенс Нюхетер», газета «Свенска Дагбладет» («Svenska Dagbladet», SD) в статье « Где проходит граница?» утверждала, что «… нельзя снимать людей, когда они не знают об этом и SVT, живущее на государственные деньги должно подумать о моральном кодексе, который там действует…» (13)

Дебаты вокруг репортажа не стихали даже через несколько месяцев после выборов. В декабрьском номере «Дагенс Нюхетер» говорилось: «…многие, кто был показан в репортаже, впоследствии сочли себя психологически изнасилованными, т.к. им задавали провокационные вопросы» (14). Еще позднее, журналисты Андерс Вестхольм (Andres Westholm) и Маргаретa Вадстен, (Margareta Wadstein) опять же, со страниц этой же газеты, выступили с предложением выводить на чистую воду расистов и ратующих за дискриминацию преступников, с помощью методов, подобных тем, которые использовал Янне Йозефссон. По их словам, так называемые «скрытые тесты» и «подсадные утки», которые давно применяются и в США и в Европе, имеют право на существование, поскольку в делах такого рода доказательная база очень сложна. (15)

Однако, вопрос журналистской этики в ситуации, когда до выборов оставалось всего несколько дней, отошел на второй план - избирателей, осознавших двойные стандарты представителей ведущих партий, в особенности «модераторов», теперь больше волновало, за кого отдать свой голос. Интересно проследить, как разворачивались события после скандала. Против репортажа было подано 92 судебных иска. Янне Йозефссона обвинили в том, что он был пристрастен в выборе мест съемки: в программе профигурировали только представители SAP и М, хотя партий было всего семь. Критики утверждали, что социал-демократ по своим убеждениям, Йозефссон, выставил консерваторов в невыгодом свете и именно это привело к их провалу на выборах: результат М действительно оказался самым худшим за последние десятилетия (16). Вот как прокомментировал произошедшее в интервью сам автор скандального репортажа: «Мы посетили 50 агитационных участков в 30-ти коммунах в том числе 17 консервативных (M) и 17 социал-демократических (SAP). Мы не имели представления, каков будет конечный результат. Но «модераторы» показали наиболее негативное отношение к вопросу об иммигрантах через своих представителей. Как я считаю, это наша заслуга, что мы отважились опубликовать наш репортаж перед выборами вне зависимости от того, кто от этого выиграл, а кто проиграл. Вполне возможно, что люди в своем большинстве согласны с тем, о чем политики говорили в репортаже. Знать наверняка я этого не могу, но и невероятным не считаю. Кроме того, вполне возможно, что людям не нравится двойная мораль. Имел ли репортаж решающее воздействие на результат выборов? «Модераторы» подсчитали, что половину своих избирателей они потеряли из-за репортажа. Так это или нет, я не знаю, но, по сути, это не изменяет ничего. Новый лидер М, партийный секретарь, поблагодарил меня за то, что это ускорило процесс обновления в партии, который был так необходим».
Примерно 10 политиков ушли со своих потсов после выхода в эфир «Valstugor». Но были и другие варианты. Весьма неординарный ход предприняли «умеренные»: «засветившись» перед скрытой камерой, они попытались разыграть новую карту. Руководство этой партии не стало требовать немедленного ухода тех политиков, которые попали в сюжет. Их лидер счел, что все заявления, прозвучавшие с экрана, на самом деле отражают настроения населения, и консерваторы попытались заработать на этом очки.

Так, Пер Юнскель, (Per Unskel) руководитель, входивший в партийный комитет Умеренно-консервативной партии, рассудил, что имеет смысл дать возможность избирателям самим решить, кто прав, а кто – нет. Это можно расценить, как нежелание партии полностью отмежеваться от представителей, позволивших себе расистские высказывания. (11) Однако, такое изменение курса не пошло на пользу М: в конечном итоге партия голоса потеряла. Что касается SAP, то их победу на выборах уверенной назвать тоже нельзя: все ожидали от них гораздо лучшего результата. Как ни парадоксально, но самой победоносной оказалась Народная партия, FpL, которая, напомним, изначально высказывалась за языковые тесты для иммигрантов, что ее политическими соперниками SAP и M расценилось как анти-иммиграционная программа. Таким образом, приток голосов к FpL произошел, в большинстве своем, именно от «модераторов» как они сами признались, благодаря Янне Йозефссону. Еще один, на первый взгляд, парадоксальный, факт, имел место на выборах: Кристер Эйве -- представитель M, отличившийся перед камерой наиболее резкими высказываниями в адрес иммигрантов, был вынужден уйти из партии под нажимом ее руководства, но, тем не менее, его избрали независимым депутатом местного органа самоуправления в г. Кристианстад (Kristianstad). Так, антирасистский, по своей сути, репортаж Йозефссона способствовал продвижению политика-расиста и принес успех FpL, что называется, сработал «с точностью до наоборот». В этой связи интересно отметить, что одна из местных шведских газет, Дала Демократен («Dala-Demokraten») выступила после выборов с призывом возвести антииммигрантские настроения в ранг некоей объединительной идеи. Статья так и называлась: «Могут ли буржуазная и социал-демократическая партии взаимодействовать на местном уровне?» Автор, Даниэль Сведин, (Daniel Swedin) по существу, подвел итог всему произошедшему до выборов и после них: «Партии, и в первую очередь, консерваторы, показали, что они могут пользоваться двойной моралью. Но, независимо от того, что мы думаем о журналистских методах Янне Йозефссона, которые, по мнению представителей некоторых политических партий не могут быть названы абсолютно корректными, это уже не расизм. Раз и представители буржуазии и социал-демократы имеют негативное отношение к иммигрантам и эти настроения существуют в обществе, если даже на местных выборах проходят политики, которые высказывались столь нелицеприятно [ например, Кристер Эйве, прим. Е.Д.], то значит, де-факто народ согласен с таким отношением к иммигрантам. Ведь реальные проблемы от приезжающих в страну на ПМЖ возникают именно у простого народа. На основе этих местных настроений может возникнуть блок – новая структура управления между партиями – связанная объединяющей идеей – анти-иммигрантскими настроениями. (17) Что же касается Янне Йозефссона, то после долгих споров, упреков и обвинений, возмутитель спокойствия получил высший приз в области журналистики в номинации «Расследование года». Газета «Свенска Дагбладет» прокомментировала это событие, назвав его «полным падением нравов»: «… страшно, когда такие люди, как Йозефсонн, номинируются на приз… как можно через подсылку людей фальсифицировать мнение выбранных политиков? Это аморальное поведение … но более странно, что большинство думает наоборот и хочет Янне Йозефссона поощрить…» (18)


Выводы.

Итак, репортаж Янне Йозефссона «Valstugor» сыграл существенную роль в перераспределении голосов избирателей на всеобщих парламентских выборах в Швеции в сентябре 2002 года. Вне всякого сомнения, у шведских граждан, как и в любой другой стране с устойчивой демократической системой, существуют разные мотивы для голосования, выходящие за рамки данного исследования. Однако, сам репортаж, результаты выборов и дискуссия в прессе показали тенденцию возможного развития системы двойных стандартов от политиков к избирателям. Парадоксально, что бывший представитель консерваторов, Кристер Эйве, вынужденный покинуть партию после своих резких высказываний в адрес иммигрантов, получил полную поддержку на местном уровне, баллотируясь как независимый кандидат в Кристианстаде. Можно ли объяснить эту победу тем, что у данного политика были перед жителями города особые заслуги? Вполне. Однако, независимо от мотивов, которыми они руководствовались, отдавая голоса за политика-расиста, случившееся свидетельствует либо о поддержке анти-иммигационных настроений среди населения либо об индифферентном к ним отношении. В то же время, на общих выборах М-партия потеряла голоса. Почему это произошло, ведь по данным предварительных опросов она показывала рекордные результаты? Единственное, что может объяснить провал консерваторов – скандал, разразившийся после выхода в эфир репортажа Йозефссона. Напрашивается вывод, что система двойных стандартов у политиков, которую оказалось возможным обнаружить только с помощью скрытых камер, подпитывается настроениями части электората, допускающего одиозные высказывания в адрес иммигрантов «на кухне», но выступающего против публичного провозглашения подобных идей. Сложность этой ситуации проявил один репортаж, который, отразив позицию и политиков и рядовых граждан, безусловно, оказал влияние на исход выборов в шведский Риксдаг 2002 года.

Использованная литература:

1. К.Иванов, А. Смирнов, «Все, что вы хотели узнать о Швеции», Шведский институт, 2000

2. Радио Швеция http://www.sr.se/rs/red/ind_rys.html

3. Г. Лассинантти, «Шведская модель -- третий путь?» «Северная Европа. Проблемы истории.» №4, 2003, изд-во «Наука»

4. А. Волков, «Шведский социализм сегодня», «Современная Европа» №2, Москва, Институт Европы РАН, 2003)

5. Информационый бюллетень Издания Шведского Института// SI, OD 99 m Nc Russian

6. Официальный сайт FpL www.folkpartiet.se

7. Dagens Nyheter // 18.11.2002 www.DN.se

8. Janne Josefsson, Valstugor // SVT видео http://www.svt.se/granskning

9. Из письма Янне Йозефссона // Личная переписка

10. Stina Blomgren, Prisad granskning friad / Dagens Nyheter// 27/12/2002 www.DN.se

11. Niklas Ekdal, Sanningen i valstugan / Dagens Nyheter//13.09.2002 www.DN.se

12. Lars Adaktusson, Dolda kameran olämplig i SVT / Dagens Nyheter//23.09.2002 www.DN.se

13. SvD, Var ger gränsen?/ Svenska Dagbladet//28.09.2002 www.svd.se

14. Stina Blomgren, Prisad granskning friad / Dagens Nyheter//27.12.2002

15. Anders Westholm, Margareta Wadstein, Avslöja rasism med dolda tester / Dagens Nyheter//14.03.2003

16. Tobias Bbrandel, Han anklagas för m:s fiasko / Svenska Dagbladet//30.09.2002

17. Daniel Swedin, Kan borgarna samarbeta med sd lokalt /Dala-Demokraten//07.10.2002

18. Kerstin Rasmusson, Janne Josefsson förtjänar inte att prisas/ Svenska Dagbladet//24.11.2002

© Елена Дегтерева (Elena Degtereva)
Статья напечатана с любезного разрешения автора

på svenska
Что шведы пишут о русских? Что русские о шведах? Читайте.

В Стокгольме:

01:54 1 марта 2021 г.

Курсы валют:

1 EUR = 10,035 SEK
1 RUB = 0,11 SEK
1 USD = 8,249 SEK

Рейтинг@Mail.ru


Яндекс.Метрика
Svenska Palmen © 2002 - 2021