Проект, он же виртуальный клуб, создан для поддержки
и сочетания двух мировых понятий: Русских и Швеции...
Шведская Пальма > Информация > Культура > Библиотека > Шведская лингвистика > Шведские традиции в переводе на русский

Шведские традиции в переводе на русский

Несколько лет тому назад пришлось мне прочитать некоторые рассказы Астрид Линдгрен по-шведски - уж больно странно выглядела шведская жизнь в русском переводе, который у меня был. Стала сравнивать перевод с оригиналом и поняла - в русском издании не осталось ни интонации писательницы, ни шведского духа.

Я написала небольшую критическую заметку. В Петербурге одним показалось, что в ней слишком мало шипов и колючек, другим - что примеры малоубедительны.

Мне все же было любопытно - неужели кроме меня никто не читал этих рассказов? Послала свои заметки профессору кафедры славянских языков Стокгольмского университета. Она ответила: "Да, мы все это читали и знаем. Но что мы можем поделать? Вот, разве что, не допустить переводчицу до премии А.Линдгрен, на которую ее как раз в том году выдвигали. Нам известно, что даже "простой" народ спрашивает в книжных магазинах, нет ли у них "Карлсона" с одним "с", т.е. в переводе Л. Лунгиной".

Недавно я на "Шведской пальме" нашла еще один разбор на ту же тему: "Карлссон & Карлсон" и вспомнила о своих "марципановых свинках". Судите сами, так ли они беззубы.



"Как быть с марципановыми свинками?"

Не так давно дочке подарили книжку А.Линдгрен "Расмус бродяга" (Собр. соч. в шести томах. Т. 6. СПб.: Текс-Азбука, 1998) - сборник повестей и рассказов. Первым был "Бойкая Кайса". Мы обрадовались, так как в декабре перед Рождеством по телевизору показывали старый черно-белый шведский фильм "Kajsa kavat" (Бойкая Кайса), начало которого мы пропустили. Обложка у книги была яркая, а вот внутри иллюстраций почти не было. Но мы не очень расстроились - Кайсу и ее бабушку мы уже видели, и про шведское рождество знаем не понаслышке. Начали читать, да сразу и остановились. Глазам своим не поверили: "Бабушка пекла марципановые свинки и продавала их по субботам на рынке". Абсурд какой-то! Продолжили чтение, но, не одолев и полутора страниц, закрыли книгу в полном недоумении. На следующий день я взяла в библиотеке оригинал на шведском языке и обнаружила, что проблема у переводчицы была не только со "свинками". Чтобы это было лучше видно, я выписала предложения, вызывавшие вопросы и недоумения, из русской книги, рядом соответствующий текст - из шведской (А.Lindgren. Kajsa Kavat. Raben & Sjögren, Stockholm, 1978) и затем дословный перевод для тех, кто не знает языка. Вот, что получилось.

"Бабушка пекла марципановые свинки и продавала их по субботам на рынке."- "Mormor, hon som gjorde polkagrisar och sålde på torget om lördagarna." - Бабушка, которая делала "полькагрис" (леденцы) и продавала их на рынке по субботам.

Polkagris (полькагрис) - Polkagris is originally a traditional Swedish candy that tastes like peppermint (англ.). Полькагрис - традиционные шведские леденцы с мятным вкусом. Как правило, они имеют форму круглых палочек (часто с загнутым концом, как J) в красно-белую диагональную полоску по всей длине. В маленьком городке Грэнна провинции Смоланд в 1859 г. одна бедная вдова, Амалиа Эрикссон, получила от властей разрешение на их производство и продажу. Вскоре у нее появилось много последователей - рецепт был очень прост и тайны из него Амалиа не делала. Но откуда она сама его узнала, так никому и не рассказала. Почему леденцы получили такое название, никто точно не знает. Возможно, это как-то связано с популярным в Европе в середине 19 в. чешским танцем полька и модной одеждой, которые достигли Швеции одновременно с появлением этих конфет. (Продукты, необходимые для приготовления: сахар, вода и уксус, краситель и мятное масло.)

В отличие от этих дешевых леденцов марципан - дорогое лакомство. Для его приготовления нужны миндальные орехи и сахарная пудра. Рецепт был изобретен во Франции, но наибольшую популярность получил в Германии в 18-19 вв., откуда и попал в Швецию. Очищенный тертый миндаль перемешивают с сахарной пудрой до получения однородной эластичной массы. Из нее, действительно, можно лепить (а не варить или печь!) различные фигурки. Поросят из марципана тоже делают перед Рождеством, но в таком случае уж, конечно, их не заворачивают в карамельную обертку, не прячут в пакетики и не взвешивают на весах (о чем см. ниже), а продают поштучно. Можно сказать, что в сказках Гауфа, Гофмана, братьев Гримм марципан символизирует детское счастье. В России даже в наши дни не все родители могут объяснить своим детям, что же это такое. Да, как выяснилось, не только они. Два известных переводчика "скандинавской литературной сказки" не потрудились узнать сами и не пожелали рассказать другим о традиционных рождественских шведских лакомствах и превратили мятную карамель "polkagris" в марципановую свинку, заставив ее и печься, и вариться в котелке у бедной старушки.

А подсказок в тексте было предостаточно:

"По вечерам бабушка сидела на кухне и вырезала конфетные обертки из бумаги."- "mormor satt vid bordet och klippte till karamellpapper..." -... бабушка сидела за столом и разрезала (специальную) оберточную бумагу для карамели.

"Бабушка села в постели, взвесила марципановые свинки и разложила их по мешочкам. По 100 грамм в каждый мешочек. Каждый мешочек стоил пятьдесят эре."- "Mormor fick sätta sig där i sängen och väga upp polkagrisar i påsar. Ett hekto i varje. Det blev femtio öre för varje påse." - Бабушка, сидя в постели, взвешивала пакетики с леденцами "Полькагрис". По 100 грамм в каждом. И каждый пакетик стоил 50 эре. Рåse - пакетик или, скорее всего, обычный кулёк - фунтик (и в наши дни в парке "Скансен" или на Рождественских ярмарках сохраняется традиция продавать карамельки в фунтиках из плотной бумаги - такой же, какая была в кондитерских магазинах в советские времена). Да и в Швеции в 50-е годы не только у бедняков дома, но и в магазинах мешочков еще не было. И как можно точно взвесить 100 грамм свинок? Кондитерские изделия из марципана довольно тяжелые. Разве что отрубить кому пяточок, кому хвостик!

На этой же странице есть ничем не примечательный деепричастный оборот, шведский оригинал которого мог бы служить подсказкой переводчику: "... när hon stod i sitt karamellstånd på torget." - когда она (бабушка) стояла за своим карамельным прилавком. Но даже в этом случае умудрились обойтись без леденцов и написали: "...как это делала бабушка, стоя у маленького прилавка на рынке".

"...варить целые миллионы марципановых свинок." - ...koka polkagrisar... - варить полькагрис... "Варить свинок" - и никто не обратил внимания на такую нелепицу? Остается вслед за переводчиком воскликнуть: " Как быть с марципановыми свинками?"

Но, как я уже говорила, проблемы были не только с ними.

В самом начале рассказа кольнуло местоимение "я": когда я проходила мимо, она часто сидела на каменной ступеньке этого дома - Kajsa brukade sitta på trappstenen ut mot gatan, när man gick förbi. А. Линдгрен написала: när man (а не jag!) går förbi, что соответствует русскому безличному предложению "Ее часто можно было было видеть сидящей на..." или, в данном случае, может быть переведено с местоимением "вы", обращенным к читателю: "Проходя мимо, вы часто могли видеть ее, сидящей на...". В первом же предложении этой повести-сказки Астрид Линдгрен просит вас увидеть (!), т.е. представить себе самый маленький домик на самой кривой и узкой улочке, в самом бедном районе. Следуя ее указаниям, вы обращаетесь к своей памяти и выстраиваете декорации из знакомых только вам предметов. Интуитивно она использует приемы, которым обучают психотерапевтов. (Ср.: "В городе Стокгольме, на самой обыкновенной улице, в самом обыкновенном доме живет самая обыкновенная шведская семья." Здесь название города и национальная принадлежность уходят на второй план, благодаря троекратно усиленному "самый обыкновенный", т.е. тому, что встречается на каждом шагу и хорошо вам знакомо.) Не в этом ли секрет ее популярности во всем мире?! Поэтому перевод "Когда я проходила мимо, она часто сидела на каменной ступеньке этого дома." разрушает проделанную автором и читателем работу.

А вот другая нелепая ошибка: "... маленький зеленый газончик, где бабушка и Кайса пили кофе по утрам, если стояла теплая и солнечная погода..." - "... brukade mormor och Kajsa sitta och dricka kaffe om vårarna, när det var varmt och soligt... (и далее) där snödropparna växte." - ... где по весне обычно бабушка и Кайса сидели и пили кофе, когда было тепло и солнечно... и появлялись подснежники. Достаточно вспомнить, какая ранней весной утром бывает температура воздуха (когда появляются подснежники), чтоб не выгонять бабушку и Кайсу на зеленый газончик пить кофе, даже если светит солнце. Кроме того, "выползать" на весеннее солнце с чашечкой кофе - это своего рода такая же традиция в Швеции, как выпить в морозный день чашечку горячего глёга у огня!

Вот о чем тут шла речь. В этом рассказе есть стишок-молитва, который Кайса повторяет перед сном:

    "Со свечкой золоченой и книгою святой
    летит над домом ангел в короне золотой.
    Молитву он читает и просит Бога он,
    чтобы приснился людям отрадный, сладкий сон."

Все бы ничего, если бы потом девочка не удивлялась: "... как это ангел несет сразу и золоченую свечу и открытую книгу. Ей хотелось бы посмотреть, ... как он перебирается через забор?..." Ну, и что тут сложного? Однако дело в том, что в оригинале:

    "Det går en ängel kring vårt hus
    han bär två förgyllda ljus,
    han har en bok uti sin hand.
    Nu somna vi i Jesu namn"

    Наш дом обходит ангел,
    У него два позолоченных светильника
    И книга в руках.
    И мы засыпаем с божьей благодатью

И Кайса удивляется, как это ангелу удается нести сразу два светильника (или свечи) и книгу одновременно. К тому же ее дом выходит одной стеной на улицу, видимо, и обойти его, не перелезая через забор, невозможно. Так как в русском переводе все препятствия были предусмотрительно убраны (ангел пролетал, всего лишь, над домом), то надо было выкинуть и последующие Кайсины недоумения. Чтоб, в свою очередь, не начал удивляться читатель.

Но огорчили не только ошибки и нелепицы перевода, огорчил русский язык:

Ведь наступила Рождественская ярмарка! - наступает лето, зима, день, ночь, т.е. в переносном смысле слова наступить может время, а не событие. Ярмарка открывается.

... бабушка, стоя у маленького прилавка... - у прилавка стоят покупатели, а продавец стоит за прилавком.

... на востоке красиво заалела заря

... позавидовали, видя как..

летит над домом ангел в короне золотой - трудно представить ангела с символом власти на голове, да и лететь над крошечным домиком нельзя, можно только пролететь.

... на каменной ступеньке этого дома - на каменном порожке у дома, на каменной приступочке; ступенька дома - вряд ли можно сказать - ступени лестницы, крыльца.

"Верил кто-нибудь, что Кайса с бабушкой будут праздновать Рождество? Тогда ему нужно было бы заглянуть в сочельник в их маленькие окошки." - Зачем надо заглядывать в окошки тому, кто и так верил, что у бабушки и Кайсы будет праздник? Вот тому, кто НЕ верил, что у них будет праздник, стоило заглянуть в окошечко.

Конечно, мы читали и другие рассказы из этого сборника, держа наготове оригинал. Так как над книжкой трудились два переводчика, то, чтоб никому не было обидно, я решила разобрать еще один рассказ.

До чего же весело смотреть на луну из горницы!

В книжках по развитию речи у дошкольников часто встречается задание: составь рассказ по картинкам. В школе, когда дети уже умеют читать, задание усложняется - вместо картинок дается набор слов.

Я хочу предложить задачу для взрослых, которые иногда читают детские книжки, а не только биржевые сводки в газетах: по приведенным ниже выражениям попробуйте определить, о ком может идти речь в рассказе или какой возрастной категории доступна такая лексика:



подумать только, как это они... не докатались до смерти!

незачем заискивать перед ним

торговец-оптовик, оптовик

большое портмоне

с шиком отъезжал в пролетке

так горячо, так искренне, так пылко мечтал о...

промотать их в приступе безумной расточительности



Вряд ли кому-нибудь пришло в голову, что речь идет о шестилетнем мальчике, который мечтает (так искренне, так пылко) купить кроликов, и что это он, а не оптовик, способен заработанные копеечки промотать в приступе безумной расточительности.

А вот еще несколько выражений, выписанных отнюдь не из школьных тетрадок, а все из того же рассказа:

когда выгорает огонь

большая дыра, выходившая прямо в трубу

посреди дыры

лачуга стояла... на холмах

возвышалось несколько совершенно ужасных горок

огромные скалистые глыбы ...

По мере того как проходили лета и зимы, С. подрастал

заглядывал под нависавший над очагом колпак

Братья (четверо!) толпятся вокруг С., осыпая его вопросами.

Достаточно, не правда ли, чтоб поставить автору весьма скромную отметку. Но автор - шведская писательница А.Линдгрен - здесь совсем ни при чем. Это издательство "Азбука", обладающее, кстати, всеми правами на публикацию ее произведений в России, считает возможным предлагать детям такие переводы.

Чтобы дополнить картину, приведу еще несколько примеров из небольшого (всего 6 страниц) рассказа "Несколько слов о Саммельагусте".

Вот как он начинается:

"А теперь я расскажу тем, кому хочется слушать, о маленьком смоландском мальчонке, которого звали Самуэль Август." Перевод почти слово в слово, по фонетике и по синтаксису неуклюж. К тому же, для русского уха "смоландском" близко по звучанию к "смоленском" и сразу, видимо, потребует дополнительных пояснений "тем, кому хочется слушать". Хорошо, что я сначала пробежала фразу глазами, поэтому начинаю читать так:

"Хотите послушать историю о маленьком мальчике из Смоланда, которого звали Самуэль Август?"

"Вы бы видели лачугу, в которой все они жили! Там была лишь горница да кухня." (Еtt rum och kök var det i den. - одна комната и кухня). Такое тоже вслух не читаю. Если ребенку знакомы оба слова, то не избежать недоуменных вопросов (горница в лачуге?).

"Саммельагуст впервые в жизни увидел луну, когда, стоя на каменной плите у очага, заглядывал под нависавший над очагом колпак. Прямо посреди дыры наверху светил месяц! До чего же весело смотреть на луну из горницы!" А что же написано на самом деле: "... det var just en gång när han stod på spiselhällen och tittade upp under spisel kåpan. Mitt i hålet där uppe satt månen. Var inte det ett lustigt ställe att se månen på?" -...однажды он забрался в пустой очаг (встал на то место, куда кладут дрова - spiselhällen) и посмотрел вверх (в трубу) - там висела луна. Ну, разве это не замечательное местечко, чтобы любоваться луной? Таким образом, Саммельагуст впервые в жизни увидел луну, заглянув в дымоход! Это должно было удивить читателя, полагала А.Линдгрен.

"... отец нагревал овчины перед очагом... " - värmade far skinnfällar - отец нагревал шкуры (какие не уточняется, может быть и овчинные).

"В другом месте дорога, сжатая с обеих сторон двумя огромными скалистыми глыбами, превращалась в маленькое и узкое горное ущелье. Это место носило веселое название: Ущелье Сырной лепешки." - "... pressades vägen ihop till ett litet smalt pass mellan två stora klippblock. Det stället hade ett lustigt namn - Ostkakeklämma." Не буду комментировать описание местности, поясню лучше ее название. Ostkaka - это сочный творожный пудинг, для приготовления которого необходимы яйца, сахар, сладкий и горький миндаль, ваниль. Такое лакомство приготовлялось в конце 19 века только по праздникам. Ostkakeklämma - это специальные щипцы для пудинга, т.е. такой же предмет сервировки, как, например, лопаточка для торта. Таким образом, две каменные глыбы (или два валуна) подступали очень близко к дороге и зажимали ее (как щипцы, если угодно), оставляя узкий проход. Это место и сравнивали жители со щипцами для творожной запеканки или пудинга.

"Сырные лепешки обычно подают к столу на пирушках в Смоланде, так что это, верно, просто-напросто красивое название." - О вкусах не спорят.

"Саммельагусту вовсе незачем заискивать перед ним, если ему нужно быстрее добраться до места." Не очень-то просто объяснить ребенку слово "заискивать", тем более в таком контексте. Ну, а что в оригинале: Sammelagust inte behövde krusa honom, ifall det gällde att kommma fort fram. - Саммельагусту незачем было напрашиваться (навязываться) к нему в повозку для того, чтоб быстрее добраться до места.

"Ехал в гости к звонарю в церковный приход - "Nu var han på väg att hälsa på klockaren framme i kyrkbyn." Kyrkbyn - деревня, в которой находится церковь, а церковный приход - это район с несколькими населенными пунктами.

И так далее. Нет необходимости разбирать почти каждое предложение. Но раз уж начали с первого, то прочитаем и последнее:

"... у него оставалось 15 эре, чтобы промотать их в приступе безумной расточительности в наступающем году" - О лексике уже было сказано, заметим напоследок, что дело было в июле, год еще не наступал и у мальчика было предвкушение безбедной жизни по крайней мере еще в течение года, а не потом когда-нибудь после Рождества.

Послесловие

Весьма вероятно, что эти замечания кому-то показались незначительными. Но ведь речь шла не о карманном издании очередного зарубежного детектива, а о литературе для детей дошкольного или младшего школьного возраста, о русском языке, об уважении к чужим традициям и о добросовестном отношении к делу. Признаюсь, что после первой же прочитанной мной абсурдной фразы я заглянула на последнюю страницу, чтоб узнать, кто готовил книгу к изданию, и не обнаружила там не только фамилии, но и самой графы "редактор". А после слов "Подготовка текста" повторялись фамилии переводчиков - Л.Брауде и Н.Беляковой, после "Составитель и руководитель проекта" - опять Л.Брауде. Но ведь не каждый, кто владеет иностранным языком, обладает литературным даром на своем родном. В таком случае помощь редактора неоценима. Вот в том же издательстве у тех же переводчиков вышли сказки Туве Янссон в серии "Золотая библиотека". У них был и ответственный за выпуск, и редактор. Почему же так не повезло этому изданию Астрид Линдгрен?

Я знаю, что готовится ее новое полное собрание сочинений, и даже мельком видела обложку на полке в книжном магазине - благородно-коричневая, с золотым тиснением, без картинок - "академическая", одним словом.

Быть может, я уже опоздала и в этой книжке бойкая Кайса раздает кулёчки с леденцами в яркой красно-белой обертке - полькагрис, а Саммельагуст заглядывает в дымоход и обнаруживает там луну?

© Стокгольм 2004 Мария Лаптева (Maria Lapteva)

Опубликовано с любезного разрешения автора


Обсуждение на форуме

Наши гости. Интервью на Шведской Пальме.

В Стокгольме:

04:58 22 февраля 2017 г.

Курсы валют:

1 EUR = 9,1255 SEK
1 RUB = 0,1339 SEK
1 USD = 8,5792 SEK
Creeper
Рейтинг@Mail.ru


Яндекс.Метрика
© Swedish Palm